Предприятия

Сибирский Антрацит — неудобные вопросы

29.04.2015

За основу использована фотография Славы Степанова

Сибирский Антрацит — крупнейшее и уникальное предприятие Новосибирской области по добыче и обогащению антрацита – высококачественного сырья для нужд цветной и черной металлургии. Сырьевой базой для добычи антрацита являются месторождения Горловского угольного бассейна.

22 апреля 2015 года появилась информация о том, что «Сибирскому Антрациту» снизили размер государственной поддержки с 2,5 млрд. рублей до 1,4 млрд. рублей, а также предоставлены льготы по уплате налога на прибыль и налога на имущество в размере 107,7 млн. рублей в 2015 году, далее, размер льгот будет больше. И вот тут у любого здравомыслящего человека возникнет вопрос, а на каком основании, за наш с вами счет, финансируют крупнейшее предприятие Новосибирской области, добывающее и продающее уголь, востребованный во всем мире. Для ответа на этот вопрос попробуем немного заглянуть в прошлое, где попытаемся понять, кто владеет и каким образом развивает «Сибирский Антрацит».

Все началось в апреле 1994 года, именно в этом месяце было создано акционерное общество «Сибирский Антрацит» в ходе государственной программы приватизации. Данное предприятие очень долгое время было частью ОАО «НовЭЗ» (Новосибирский электродный завод). Как и многие фирмы в 90-е, «Сибирский Антрацит» не избежал банкротств, поглощений и т.п., пока в 2001 году, акционерами «Энергопрома» (совладельцы НовЭз) не было учреждено ЗАО «Сибирский Антрацит». А основным игроком, который, по сути и завладел добывающим предприятием, был некий Дмитрий Босов.

Вот на нем остановимся поподробнее. Дмитрий Босов – известный игрок на российском металлургическом рынке. В 1990-е гг. он был партнером Льва Черного – совладельца Красноярского, Братского, Саянского и других алюминиевых заводов. В 2000 г. они продали свои активы Роману Абрамовичу. Босов входил в число акционеров компании “Энергопром”, владеющей всеми электродными заводами России.

Основные моменты биографии возьмем из интервью самого Дмитрия Босова:

Вырос в Барнауле. Мама была преподавателем английского языка, сейчас она профессор в одном из московских вузов. Папа был начальником цеха на заводе «Трансмаш», потом – замгендиректора завода «Кристалл». Школу я окончил с золотой медалью, поехал в Москву и, сдав один экзамен, поступил в МВТУ им. Баумана, которое с отличием окончил в 1991 г.

Состояние на 2015 год – 950 млн. долларов. Играет в хоккей и занимается сноубордом. «Сибирский антрацит» — один из учредителей хоккейного клуба «Сибирь». Босов — председатель попечительского совета клуба.

После краткого представления основных моментов возникновения «Сибирского Антрацита» и его основного владельца, продолжим рассуждать над особенным положением данного предприятия в НСО. Льготы от местного правительства они стали получать чуть ли не с момента возникновения предприятия. Но самые нашумевшие льготы «Сибирский Антрацит» начали появляться с 2010 года, именно тогда,

Председатель правления Дмитрий Шатохин представил второй этап развития завода с доведением его производственной мощности до 4,2 млн тонн угля к 2012 году и попросил оказать предприятию господдержку на 2011–2015 гг. в размере 517,2 млн рублей в качестве льгот по налогу на прибыль и имущество. Проект получил одобрение инвестиционного совета. Юрченко отметил, что производства подобного масштаба помогут области выйти в ближайшие годы на уровень 100 млрд по доходам бюджета.

Что-то до сих пор мы не видим даже половины от прогнозируемых доходов бюджета, а на дворе уже 2015, хуже всего, «Сибирский Антрацит» продолжает просить и получать льготы, обещая нам какие-то будущие высокие доходы бюджета и новые рабочие места, хотя реальность и цену этих обещаний мы легко видим сейчас. Вы наверно спросите, а каким образом данным господам удается получать столь выгодные преференции, а ответ, мы, скорее всего, сможем найти в одной очень скандальной истории. И связана она с горнопромышленной компанией «Монтем», совладельцем которой был сын Василия Юрченко, Дмитрий Юрченко. Далее обратимся к цитате:

Эта компания оказывает «комплекс сервисных услуг по выполнению горнодобывающих работ», грубо говоря, занимается добычей угля на аутсорсинге. Кому это могло понадобиться? Одним из первых клиентов «Монтема» стала компания «Сибирский антрацит». Почему «Сибирский антрацит» решил отдать свой основной вид деятельности на аутсорсинг только что созданной компании, неизвестно. Для «Монтема» это сотрудничество оказалось выгодным: если в 2011 году ее оборот составлял 193 млн рублей, то в 2012 году уже 743 млн рублей, а чистая прибыль увеличилась с 11 до 67 млн рублей. Практически одновременно с привлечением «Монтема» губернатор Василий Юрченко предоставил «Сибирскому антрациту» налоговые льготы по налогу на имущество организаций и по налогу на прибыль организаций. (Источник)

Как видно из цитаты, методы используются не совсем чистые, конечно это лишь мнение автора статьи, никаких уголовных дел возбуждено не было. Но думаю, для нас с вами становится понятен общий смысл, к каким средствам прибегает менеджмент «Сибирского Антрацита», выбивая себе льготы. А теперь попробуем разобраться, что же получила наша область за все время предоставления преференций «Сибирскому Антрациту».

«За время реализации инвестиционной программы с 2006 по 2013 годы. инвестиции на территории Новосибирской области превысили 13,3 млрд. рублей. В результате производственные мощности выросли в 4 раза до 6 млн. тонн. Создано 1200 рабочих мест. Общий объем налогов в региональный бюджет с 2006 года с учетом плана на 2014 год составит 5 млрд. рублей при первоначальном плане 2,7 млрд. рублей».

Звучит все хорошо и красиво, но теперь давайте зададимся вопросом, а является ли это поводом, чтобы предоставить льготы? Месторождение находится на территории нашей области, спрос на уголь постоянный, т.е. это обычная добыча ресурсов, как нефти или газа. И почему мы должны давать льготы предприятию, которое само по себе очень прибыльное, это ведь не открытие какого-то производства, поддержка которого была бы более оправдана, т.к. у нас производились какие-то товары, продавались бы на территории России, а налоги платились здесь. Но нет, мы поддерживаем доходную компанию, которая только за 2013 год получила более 3,5 млрд руб. чистой прибыли. Это в то время когда наш бюджет недополучает большие суммы от налогов, это в то время когда область забрала у города 10% от НДФЛ, это в то время когда мы вынуждены занимать дополнительные деньги, чтобы рассчитаться с бюджетниками.

Правительство Новосибирской области сменилось, но вот отношение к «Сибирскому Антрациту» почти не изменилось. Вот уже снова мы слышим, что данное предприятие получает очередные льготы, теперь до 2019 года, но что самое смешное и циничное, это заявление представителя «Сибирского Антрацита»: «Третий этап инвестпрограммы, рассчитанный на 2014–2017 гг. (увеличение добычи и обогащения угля до 9,5 млн т в год), откладывается до 2019 г.». А я напомню еще раз, что размер господдержки до 2019 года составит 1,4 млрд. рублей, плюс льготы по местным налогам. Получается, мы с вами будем спонсировать успешную добывающую компанию, даже не для каких-то инвестиций, рассчитывая в будущем получить доходы в бюджет, а просто так, поддерживая текущую деятельность предприятия, много ли фирм в области не платят местные налоги, не обещая ничего взамен?

Некоторые мне могут возразить, мол, «Сибирский Антрацит» финансирует ХК Сибирь, пусть хоть так рассчитывается с нами. Бюджет ХК Сибирь более 450 млн. руб. часть финансируется из областного бюджета, к примеру, в этом году клуб получит 140 млн. руб., также спонсором является авиакомпания S7, получается, что на долю «Сибирского Антрацита» падает примерно половина бюджета. Сумма существенная, поддержка клуба, дело очень важное и эта поддержка дает существенные результаты, выход в финал конференции с одним из самых низких бюджетов, это большая победа. Но надо понимать, что эти деньги, это не в прямом смысле спонсорские деньги, это наши с вами недополученные деньги, это так называемый скрытый налог, который платит «Сибирский Антрацит».

Подводя итог, хочу заметить, что в сложный период, когда наша область находится на грани банкротства, отбирая последние деньги у города, закрывая некоторые социальные программы, отказываясь от строительства дорог и т.п. в это самое время мы поддерживаем прибыльное предприятие, которое не испытывает трудностей и может спокойно привлекать любые инвестиции. Это вызывает вопросы, вопросы разные, о социальной справедливости, о корысти, о многом другом. Но думаю, ответы будут скрыты под массой красивых слов, о пользе инвестиций, о новых рабочих местах, о больших доходах в бюджет, но только не сейчас, а когда-то в будущем, видимо тогда, когда угля уже совсем не останется.

comments powered by HyperComments


Похожие статьи

computer-arts.info
2018-10-13 09:48:42
<strong>computer-arts.info</strong>